Деньги полковника Захарченко прятали в виде клада

Об этом Business FM рассказал прокурор. На процесс по иску к полковнику Захарченко об изъятии в доход государства 500 млн рублей адвокаты обвиняли прокуроров во вторжении в личную жизнь, а прокуроры упрекали защиту в некомпетентности

Деньги полковника Захарченко прятали в виде клада

В Никулинском суде Москвы начался процесс по очередному иску Генпрокуратуры к полковнику МВД Дмитрию Захарченко, а также его бывшим женам (официальной и гражданским) и их родным. На этот раз надзорное ведомство просит изъять в доход государства имущество почти на 500 млн рублей, в том числе стоимость драгоценностей, которые борец с коррупцией купил своей бывшей супруге Яне Саратовцевой на сумму 320 тысяч долларов.

Хотя адвокатам ответчиков фактически удалось саботировать начало разбирательства по существу, завалив суд многочисленными ходатайствами, прокуроры настроены решительно. Представитель Генпрокуратуры Сергей Бочкарев в суде прямо назвал Захарченко коррупционером. Последний счел это оскорблением, предложив своему оппоненту явиться в «Лефортово» и сказать ему это в лицо.

В свою очередь представитель прокуратуры пообещал рассказать в ходе процесса о том, как ответчики принимали меры к сокрытию нелегальных доходов: от переводов денег на другие счета до «закапывания денег в качестве клада».

В первый день заседания представители ответчиков вновь применили тактику изматывания, которую они до этого «обкатали» на другом процессе: когда у Захарченко и его родных в 2017 году забирали собственность на 9 млрд рублей. Тогда слушания длились много часов, а один из защитников даже упал в обморок.

Ожидалось, что 13 марта прокуроры Сергей Бочкарев и Дмитрий Демидов озвучат исковое заявление. Однако до этого дело так и не дошло. Вначале один из адвокатов Захарченко Виктор Емельянов заявил отвод судье Наталье Самороковской. Юрист обвинил ее в том, что она незаконно приняла к рассмотрению иск, поданный, на его взгляд с нарушениями закона. Тем самым судья продемонстрировала заинтересованность в исходе дела, сказал он.

Адвокат утверждал, что иск построен на клевете. «Генпрокуратура вторглась в личную жизнь, выносит на обсуждение всей страны семейные тайны, — негодовал юрист. — Скоро начнем считать, сколько кто съел!» Его поддержал Дмитрий Захарченко, который участвовал в слушании в режиме видеосвязи из СИЗО «Лефортово».

Вера в правосудие и компромат на судью

Полковник заявил, что в изоляторе его навещали следователи и двое сотрудников управления «М» ФСБ, которое осуществляет оперативное сопровождение его дела. По словам арестованного, визитеры сообщили, что у них есть «административный ресурс» с помощью которого они могут «продавить» любое решение в Никулинском суде и Мосгорсуде. «Они также указывали, что полностью контролируют представителя Генпрокуратуры Бочкарева, который осуществляет надзор за следствием», — сказал Захарченко. По его словам, следователи и оперативники также называли ему и фамилию судьи Саморокововской, заверив, что она удовлетворит иск.

Захарченко заметил, что происходящее «подрывают веру не только в правосудие, но в и закон». «Но я верю, что вы примите единственно верное решение, спасибо вам!» — закончил он на оптимистичной ноте.

Сергей Бочкарев пассаж в свой адрес пропустил мимо ушей, а вот ходатайство защитника, который выступал целых полтора часа, он просил отклонить. При этом генерал юстиции добавил, что «из уважения к закону» он вообще не должен был бы его комментировать, поскольку после такого выступления у него «возникает сомнение ,имеется ли у представителя Захарченко высшее юридическое образование и вообще школьное образование».

«Такое замечание оскорбляет моего защитника, подрывает его авторитет и мои права!» — отреагировал на замечания полковник. Его адвокат парировал, что высших образований у него целых два: первое — высшее техническое, а второе — высшее юридическое «и еще вся жизнь впереди». «А вот в компетенции прокурора у меня есть сомнение», — сказал Емельянов и заявил прокурору отвод. Его доверитель с энтузиазмом поддержал просьбу, сообщив, что летом 2018 года на сайте «МБХ Медиа» нашел статью под названием «Домашняя работа» по Захарченко или как прокурор Бочкарев написал решение за судью». В ней, по словам Захарченко, рассказывалось ,как прокурор помогал судье Никулинского суда Кузнецовой в декабре 2017 года написать решение по изъятию у него и его родных имущества на 9 млрд рублей.

«Теперь мы видим второе незаконное исковое заявление прокуратуры. А яркое выступление представителя прокуратуры являются подтверждением его личной заинтересованности!» — такой аргумент привел Захарченко. Желание обратить в доход государства собственность еще на 500 млн рублей полковник назвал «рейдерском отъемом имущество» не у него, а «у третьих лиц». «Я прошу принять решение об ограждении меня и других лиц от нарушения законодательства и об отводе данного лица!» — горячился ответчик. Однако судья его расстроила, пояснив, что не может решить вопрос об отводе прокурора, так как он принимает участие в данном процессе на основании выданной ему доверенности.

После этого адвокат Захарченко ходатайствовал о прекращении производства по делу, которое также было отклонено. В процессе его рассмотрения прокурор и назвал Захарченко, которого сейчас судят в Пресненском суде за получение взяток, коррупционером. «Захарченко — коррупционер и это установлено», — заявил Сергей Бочкарев.

Еще не осужденный полковник такой прямоте был явно удивлен. Он сказал, что «прокурор допустил оскорбительные выказывания», и потребовал удалить его из зала. «Если он мужчина, то он может прийти в СИЗО и сказать мне это лично, а если он представитель прокуратуры, то пусть он закон соблюдает», — потребовал Захарченко, но удалять прокурора из зала никто не стал.

Близкие полковника и их миллионы

Судья же перешла к рассмотрению ходатайства другого адвоката полковника Виктории Тунниковой. Она просила допустить в дело в качестве соответчиков близкой подруги Захарченко Анастасии Пестриковой и ее отца Владимира Пестрикова. Но судья решила оставить вопрос «открытым», постановив определиться с их статусом в процессе разбирательства.

Пока же ответчиками по делу помимо бывшего сотрудника ГУЭБ и ПК МВД РФ Дмитрия Захарченко проходят еще пять человек: единственная бывшая официальная жена полковника Яна Саратовцева, бывшая гражданская супруга Марина Семынина, отчим последней Алексей Кияница и подруга Семыниной Людмила Тучкова, а также Лилия Горшкова, родственница Анастасии Пестриковой, от которой у Захарченко есть ребенок.

У Марины Семыниной Генпрокуратура требует конфисковать 201 облигацию GPB Eurobond Finance PLC на общую сумму более 208,8 тысячи долларов, а также 6 млн рублей на счете в ВТБ.

Кроме того, прокуратура просит изъять у Киянца два нежилых помещения в Солнечногорском районе Подмосковья, которые он сдает в аренду под магазин «Пятерочка», а также денежные средства в размере 34, 9 млн и 4,9 млн рублей, которые хранятся у него на в банках в Ростове-на-Дону и в Волгограде. Еще 58 млн рублей прокуроры нашли на банковском счете Людмилы Тучковой в отделении банка ВТБ в Санкт-Петербурге, а 1,5 млн долларов в оформленной на ее имя банковской ячейке в ВТБ. У Лилии Горшковой на счете в «Сбербанке» обнаружили 343 тысячи долларов.

Прокуратура просит все это обратить в доход государства, также как и стоимость ювелирных украшений, купленных Яне Саратовцевой в США стоимостью 320 тысяч долларов. В качестве третьих лиц в процессе участвуют Управление Федерального казначейства по Москве и Росимущество.

Поскольку полковник Захарченко сообщил, что изучил лишь три из четырех томов гражданского дела и попросил время их изучить, рассмотрение дела было отложено на 20 марта.

Зарытые в землю деньги

Третий защитника Дмитрия Захарченко Александр Горбатенко заявил Business FM, что расценивает очередной гражданский иск к его клиенту как способ «выбивания у него нужных показания» против арестованных осенью 2018 года совладельца «Группы компаний 1520» Валерия Маркелова и адвоката Виктора Белевцова. Их обвинили в даче полковнику взяток на сумму боле 2 млрд рублей за «крышевание» фирм, выполнявших подряды РЖД.

«От Захарченко требуют показаний на Маркелова. Я так же предполагаю, что такое же давление оказывается на Маркелова с целью дачи показаний на Захарченко», — сказал адвокат Business FM. По его мнению, с помощью иска Генпрокуратуры следствие одновременно пытается оказать давление и на близких его подзащитного.

«Сейчас под пытками показания уже не получают, но есть вот такой хороший способ получить нужные показания, полностью отобрав все имущество у людей. Это иск я вот именно так и расцениваю», — заявил защитник. Он назвал бездоказательным наличие у Саратовцевой украшений, стоимость которых хочет взыскать прокуратора, отметив, что в рамках уголовного дела у женщины уже изымали и арестовывали «ювелирку».

В свою очередь, прокурор Сергей Бочкарев заявил Business FM, что защита о его продемонстрировала тактику «срыва» и «саботажа судебного разбирательства», поскольку, по его мнению, не готова оппонировать прокуратуре. При этом он заверил, что Генпрокуратура «готова представить убедительные доказательства того, что имущество на сумму боле 480 млн рублей, которое прокуроры обнаружили в ходе дополнительной проверки Захарченко и вовлеченных в его коррупционную деятельность лиц, подлежит обращению в доход государства».

«Речь идет как о движимом, так и недвижимом имуществе, в отношении которого ответчики предпринимали активные меры по сокрытию после того, как в отношении Захарченко было возбуждено дело», — сказал прокурор. По его словам, ответчики предпринимали различные действия — «от перевода денег на другие счета до вложения в недвижимость, вплоть до того, что они закапывали в виде кладов на территории других регионов России.

На уточняющий вопрос Business FM генерал пояснил, что речь идет «о десятках миллионах рублей», которые закопал в землю Алексей Кияница. Впоследствии он откопал «клад» и вложил средства в покупку нежилых помещений в Подмосковье, которые стал сдавать в аренду магазину «Пятерочка», выдавая себя за добросовестного приобретателя, сказал прокурор.

Комментарии


Написать комментарий
CAPTCHA